Archive for December, 2011


F. Catel.The grot.Amalfi.1818-1824

 Giornali, televisioni e radio hanno dedicato ampio spazio alla mostra, dal titolo O dolce Napoli attraverso gli occhi dei pittori italiani e russi del XVIII – inizio del XIX secolo, alla galleria Tretjakov, una delle più importanti del mondo.
Un centinaio di opere di pittura e grafica, provenienti da musei e collezioni dei due Paesi, sono state radunate per l’occasione ed offrono uno spaccato interessantissimo ed unico della Campania. Il visitatore ha l’opportunità di immergersi nell’atmosfera di luoghi che hanno stregato artisti e scrittori russi fin dal Settecento.
La storia dei rapporti tra il regno delle due Sicilie e la Russia è infatti ricca di pagine importanti e di contatti secolari. Dopo Roma, Venezia e Firenze Napoli era la méta più popolare. Tutti i diplomati dell’Accademia delle Belle Arti di San Pietroburgo aspiravano a recarsi all’ombra del Vesuvio dopo aver vissuto nella Città Eterna.
La ragione è semplice: Napoli e la Campania in generale rappresentavano l’esotico, l’originalità, l’inusuale. “A Napoli – racconta Ljudmila Markina, curatrice della mostra, – vi era una nostra missione diplomatica. Un funzionario era addetto al controllo del comportamento dei connazionali, che giungevano in città in estate, anche per riposarsi un po’”.
In diversi periodi hanno soggiornato scrittori e poeti come Nikolaj Gogol, Fjodor Tjuchev, Vasilij Zhukovskij; gli storici Michail Pogodin e Stepan Sevyriov. Il grande artista Aleksandr Ivanov abitava nei dintorni del capoluogo partenopeo insieme a suo fratello, l’architetto Serghej Ivanov. Maksim Gorkij preferì invece l’isola di Capri, dove mantenne la sua residenza dal 1906 al 1912, ospitandovi anche Vladimir Lenin.
Tanti sono i pittori che hanno lasciato un ricordo indelebile. Schedrin, Ivanov, i due Brjullov, Tropinin e Orlov riportarono su tela quanto osservato con calore ed intensità. Silvester Schedrin (1791–1830), sepolto a Sorrento, è considerato il maggiore “napoletano” russo. Splendide sono le sue “Napoli. Sul lungofiume (Riviera di Chiaia)” (1819) e “Vista di Napoli” (1826), quest’ultima opera per la prima volta visibile al pubblico dopo il restauro.
Un posto speciale nella mostra è occupata dai ritratti dei viaggiatori russi sullo sfondo del Vesuvio tra i quali quelli dei fratelli Brjullov, Vasilij Tropinin e Pimen Orlov.
Tra i lavori degli italiani del tempo colpiscono la fantasia del visitatore quelli della scuola di Posillipo. In particolare ci riferiamo alla “Vista di Napoli” (1845) di Giacinto Gigante, conservato di solito al museo Pushkin di Mosca.
“I russi – osserva il direttore dell’Istituto di cultura tricolore Adriano dell’Asta – hanno capito cosa è l’amore per la bellezza. I napoletani hanno una passione incontenibile per il bello, per il mare come vita che nessun uomo mai può comprendere appieno”.
Gli organizzatori della mostra hanno aggiunto anche quadri con rappresentazioni della popolazione locale. “Pifferari” di Franz Catel, “Contadino con un ragazzo che suona la fistola di pissaro” di Filippo Palazzi raccontano la vita dei popolani. Lo stesso tema è ripreso anche dai russi, tra i quali David Shterenberg.
Una sezione particolare è dedicata agli schizzi, realizzati da pittori dilettanti. Questi disegni, cartoline dell’epoca, avevano l’obiettivo di riprodurre i luoghi più popolari di Napoli: Posillipo, Capodimonte, il Vesuvio, le isole, la costa.
Da tempo la Campania è attivissima nella promozione turistico – culturale regionale in Russia. La ciliegina sulla torta di questo incredibile Natale è la mostra dei presepi napoletani nella cattedrale moscovita di Cristo il Salvatore, il principale tempio dell’ortodossia mondiale.
Con la mostra in corso del Caravaggio al museo Pushkin si chiude l’anno dell’Italia in Russia davvero con i fuochi d’artificio.

Giuseppe D’Amato

«Осенью 1991 года Россия выбрала трудную дорогу к демократии и избавилась от имперского статуса
Так был ли тот выбор хорош или нет? В России до сих пор на сей счет есть разные мнения. В определенных кругах царит тоска по славному прошлому. Но лично у меня нет ни малейшего сомнения: выбор был правильным. Российский народ мудрее, чем думает о нем власть…
Если рассматривать распад СССР с материальной точки зрения, то Россия начала богатеть, только когда отказалась от империи, которая ужасно дорого стоила московской казне. Общество жило бедно, поскольку огромные финансовые средства проглатывала гонка вооружений. Но и сама по себе система плохо работала. По расчетам экспертов, сегодняшняя Северная Корея отстает по богатству от Южной в 15 раз, Восточная Германия в 1989 году отставала от ФРГ в 3 раза. А какие руины оставил после себя коммунизм!

 После трагедии нацизма Германия стала мировым лидером в борьбе против фашизма, Южная Африка – против расизма. Россия не воспринимается как планетарный боец за свободу слова. Но за двадцать лет, прошедших с распада СССР, у вас выросло новое поколение, лишенное груза советской истории, и, безусловно, молодые найдут другую дорогу.

– Что бы я лично имел с того, если бы моя родина выпускала суперсовременные ракеты, а в магазинах был дефицит? – говорит мне 28-летний Александр. Он вежливо слушает ностальгические рассказы дедушки и бабушки о жизни при социализме, но не понимает их. У молодежи совершенно другая логика.

 25 декабря 1991 года россияне перестали быть товарищами и стали потребителями.

 Сейчас это кажется удивительным, но Запад до последней секунды пытался предотвратить гибель СССР. Как не вспомнить, насколько холодно европейские депутаты приняли у себя, в Страсбурге, Бориса Ельцина. Или речь Джорджа Буша-отца в Киеве 1 августа 1991 года, когда американский президент прямо сказал украинцам, чтобы они успокоились с их требованиями независимости.

 Причины таких шагов были просты: Запад влюбился в Горбачева и не понял, что генеральный секретарь ЦК КПСС потерял контроль над ситуацией еще до августовского путча. США и Европа боялись, что Советский Союз рано или поздно превратится в огромное поле для атомной войны

 Во время осенней поездки по 12 республикам СССР мы с моим другом Альмерико Ди Мельё отчетливо видели, что жители разных частей страны находились в состоянии поиска своей идентичности, пребывали в ожидании московских решений. Симптомы неизбежного краха были уже очень заметны. Беловежское соглашение дало ответ тем, кто сомневался…

 Распад СССРодно из центральных событий ХХ века. Он не только ознаменовал конец «холодной войны» и идеологической борьбы двух систем, но и указал путь к свободе угнетенным народам на всех континентах.
На Западе есть люди, которые ошибочно думают, что падение Берлинской стены осенью 1989 года – событие более важное. Это не так…

 Если бы в Кремле был не Горбачев, то страны соцлагеря рисковали бы стать участниками опасного политического сценария, как в Китае после кровавых событий на площади Тяньаньмынь. Под давлением левых идеалистов, потерявших родину «реального социализма», некоторые уже благополучно забыли, что в Германии полмиллиона советских солдат ждали приказа из Москвы. Чем обернулся такой приказ в 1956 году для Венгрии и в 1968 году для Чехословакии – всем известно…  »

Статья –  Джузеппе Д’Амато Московский Комсомолец № 25831 от 24 декабря 2011 г. Giuseppe D’Amato Moskovskij Komsomolets.

 Former German Foreign Minister Hans-Dietrich Genscher has paid tribute to the late Czech president and anti-communist hero Vaclav Havel. Europe has lost a “great European,” Genscher says. When did you last speak to Vaclav Havel?

Hans-Dietrich Genscher: It was either this year or last year. We saw quite a lot of each other – even before the revolution in 1989 – but of course much more during his time in office. But we also still kept in touch after we both had left office. I had direct a contact with him for many years through two of his colleagues who worked on “Charter 77″ with him.

When you first met Havel, he had already been a writer for many years. In that sense he was not a professional politician, but an artist. What role did that play in his commitment to politics?

Commitment to freedom was a way of life for him. But as a poet he was able to convey his beliefs through the power of words. And it was with the power of words that he challenged the communist regime in former Czechoslovakia and ultimately brought it to an end. He was a source of encouragement to the people of the Czech Republic and Slovakia in their fight for freedom and democracy.

Thinking back to the revolution in 1989, the image that comes to mind for many people is of Havel on the balcony of the embassy in Prague. Which image of Vaclav Havel has particularly stuck in your memory?

A whole series of images come to mind, even those taken when you could see how distressed and restricted he was by his terrible disease. And yet you could still see his fighting spirit and the courage he had shown during times of persecution. The former federal German President Richard von Weizsäcker’s first visit to the official residence of the Czech president in Prague was also particularly special because the man who was formerly persecuted could receive guests from Germany as the president of Czechoslovakia.

People often refer to a “political friendship” when the talk about the relationship the two of you shared. You have said yourself that you continued to see Havel even after your political career had ended. Was it a political friendship or was it more than that?

We were certainly in tune with one another on many basic issues, but there was also a very human affection, which probably should always be the case. It was the case here. Perhaps the fact that we had both experienced life under communist regimes played a part. He experienced it in Prague and I had experienced communism while living in the Soviet occupation zone and then the German Democratic Republic between 1945 and 1952, before I left for West Germany.

What will you miss most about Vaclav Havel?

The death of Vaclav Havel has made Europe a lot poorer. We have lost a great European and I think that many Europeans will be united in mourning today, at any rate, the Germans and the Czechs.

FULL Interview – Michael Borgers – Deutsche Welle

VIDEO – Mourning

BIOGRAPHYFrance24 – VIDEO

 «Министерская конференция ВТО одобрила присоединение к этой организации России. Процесс, длившийся 18 лет, завершен. Сам по себе факт отрадный, однако, отмечают эксперты, страна вступает в ведущий экономический клуб мира со слаборазвитой сырьевой экономикой, что не сулит особых выгод ее промышленности, хотя и послужит насыщению внутреннего рынка дешевыми импортными товарами на радость потребителям.
По сути, мы уже давно в ВТО: за 18 лет ожидания страна с разной степенью успеха и активности училась играть по общемировым правилам….
Однако то, что Россия может предложить на мировые рынки, мы и без того уже успешно продаем. Прежде всего это нефть и газ, являющиеся основой благополучия нашей экономики. Что касается других отраслей, таких как сельское хозяйство, автомобилестроение, авиастроение, высокие технологии, то там мы как не выдерживали конкуренции, так, скорее всего, и не сможем выдерживать в обозримом будущем, даже получив членский билет элитного экономического клуба планеты.
 Всемирная торговая организация – это прежде всего набор инструментов для доступа на мировые рынки, воспользоваться которыми может успешно страна, обладающая весомыми конкурентными преимуществами в соответствующих секторах. А за те 18 лет, что были потрачены на упорное стояние в очереди, не было сделано практически ничего, чтобы российская экономика могла отвечать современным требованиям. Ее структурная перестройка, декларированная 25 лет назад, так и осталась на бумаге, а перевод страны на инновационные рельсы вновь объявляется целью, а не достижением. В итоге мы вступаем в мировое экономическое поле преимущественно в качестве сырьевой державы, от которой ведущие страны мира уже получили и получают все, что она им может дать…
… с вступлением в ВТО рухнут таможенные и различные административные барьеры, формально препятствующие поставкам на глобальный рынок «шестой по значению» экономики мира, мало что значат для наших производителей с точки зрения наращивания экспорта. Те рынки, где мы могли конкурировать (СНГ, некоторые развивающиеся регионы), уже и без ВТО давно освоены. Выгоды, конечно, будут, но не такие уж большие. По прогнозу экс-министра финансов Алексея Кудрина, в ближайшие 10 лет членство в торговом клубе обеспечит России 4% роста ВВП.
Директор Института анализа предприятий и рынков Андрей Яковлев сообщил «НИ»: «Вступление в ВТО не является принципиально важной новостью для российской экономики. Наибольшие выгоды с точки зрения роста экспорта от этого получат разве что предприятия химической промышленности и металлургии, которым раньше приходилось отбиваться от обвинений в демпинге»  ….
Управляющий, главный экономист Экономической правовой школы ФБК Александр Осин, в свою очередь, предупреждает: «Восстановить нашу промышленность только за счет в ВТО не получится. Нужен комплекс решительных государственных мер по улучшению инвестиционного климата, внедрению новых технологий, но пока в этом особого прогресса не наблюдается». В то же время, как сказал «НИ» эксперт инвестиционной компании Антон Сафонов, членство в организации «станет ощутимым ударом, прежде всего для тех в России, кто привык выживать за счет государственной поддержки». В основном это касается сельского хозяйства, машиностроения, которые не выдерживают конкуренции с иностранными производителями…  ».

Статья - СЕРГЕЙ ПУТИЛОВ, «Новые Известия»

Mr President, thank you for an excellent organization of today’s summit.
The summit allowed us to take stock of the bilateral relations and agree on priorities for the future. It was also an opportunity to assess in more general terms the implementation of commitments and respect to declared values.
Let me start my reiterating that Ukraine is a partner of strategic importance for the EU. Our commitment to developing the relationship between the EU and Ukraine is firm. Since the last summit there has been developments in the EU-Ukraine relations – both positive and some that have given us reason for strong concern.
Today, we can publically announce that negotiations on the Association Agreement have been finalised. It was difficult work, but your government’s declared European choice and dedication has made it possible to conclude the talks with success. This is a giant step for our relations.
What is encouraging is the broad support this Agreement – and Ukraine’s European choice – enjoys in Ukrainian society.
It is also of decisive importance for Ukraine’s progress towards modernisation, prosperity, and the realisation of Ukraine’s European ambition. I pay tribute to the work that has been done.
We want to take steps to sign and ratify the Association Agreement as soon as we can, but this will depend on political circumstances. In this regard, a number of recent domestic developments in Ukraine have led to a difficult atmosphere between the European Union and Ukraine.
The support of European public opinion to Ukraine’s political association and economic integration to the EU is an important asset, closely related to this field. The perceived deterioration of the quality of democracy and rule of law in Ukraine has a direct impact in our Member-States, in our public at large, and in the European Parliament.
Our strong concern is primarily related to the risks of politically-motivated justice in Ukraine. The Timoshenko trial is the most striking example. But just as important, a comprehensive justice
reform in line with international standards is absolutely key. Media freedom and freedom of assembly are also key for a full fledged democracy. Shortcomings have to be corrected.
Mr President, the respect for these principles, enshrined in the Eastern Partnership and at the core of the Association Agreement, is decisive for the pace and depth of rapprochement with the EU and of the signing and ratification of the Association Agreement . But it is also fundamental to Ukraine’s future development as a competitive, dynamic and innovative society.
In this context, the parliamentary elections to be held next year, will be a litmus test. The conduct of these elections will have to meet the commitments of the OSCE, including the ensuring of a level playing field for all possible candidates. And it is of outmost importance that they can exercise their political rights.

 We do, however, take note of the cross-party adoption by the Ukrainian Parliament of a new Law on Election of the People’s Deputies. We encourage you to continue close cooperation with the Venice Commission.
In summary, we share not only the common interest but also the common ambition of a closer EU-Ukraine relationship. This summit is proof of our commitment. We will work toward the realisation of this ambition. But this will require a major effort from Ukraine.
Finally, we will have an exchange on a couple of regional issues during lunch.
First on Belarus. Today it is one year since the violations of electoral standards at the 19 December Presidential elections in Belarus, which triggered a crackdown on civil society and political opposition. The developments during the last 12 months are worrying – the atmosphere of repression remains unabated.
The EU’s policy is principled. We stick to our policies of restrictive measures and outreach towards Belarusian civil society and public at large. We will not change this until all political prisoners are released and rehabilitated.
We are happy for the dramatic improvement in Ukraine – Moldova relations since our last Summit. The European Union and Ukraine have a common interest in the territorial integrity of Moldova. We have high hopes for the resumption of the formal talks.
Once again, Mr President, this is an important day in our relations. Hopefully it is the beginning of the important period in which we can fully share common values and common interests.

  The Official statement by President of the European Council Herman Van Rompuy following the 15th European Union-Ukraine Summit.

« Российское правительство готовится к масштабному сворачиванию государственных функций в малых и средних городах страны. Такой вывод можно сделать на основе сенсационных заявлений главы Минэкономразвития (МЭР) Эльвиры Набиуллиной.
 В России слишком много неперспективных малых и средних городов, которые постепенно пустеют, потому что местные жители переезжает в мегаполисы. Бюджетная поддержка таких городов неэффективна и нецелесообразна. Куда правильнее потратить деньги на развитие городов-миллионников, считают в МЭР.
 Независимые эксперты были шокированы таким предложением. Уход государства из малых городов грозит социальной катастрофой, считают они. По оценкам Минэкономразвития, в ближайшие 20 лет из малых и средних городов страны иммигрируют в крупные города около 15–20 млн. человек. «Убывание городов небольшого размера – непреодолимая глобальная тенденция», – поясняет Набиуллина.
 Пока что государство поддерживает малые города, в том числе те из них, которые наиболее чувствительны к кризису. Это прежде всего моногорода, судьба которых слишком сильно зависит от эффективности градообразующего сырьевого или промышленного предприятия. Бюджет направляет средства на диверсификацию экономической структуры таких городов. В 2010 году поддержку от государства получили 35 моногородов, в этом году ее получат 15 моногородов, всего в России, по данным Минэкономразвития, насчитывается примерно 400 моногородов.
 Перспективнее выглядят, по мнению чиновников, мегаполисы. По данным МЭР, 20 крупнейших городов России создают половину всего ВВП страны. И их доля в дальнейшем будет только расти. Поэтому в правительстве пришли к выводу, что наступило время переориентироваться с малых городов на крупные. «Сейчас необходимо задуматься над способами достаточно быстрой модернизации городской среды по крайней мере в 12 городах-миллионниках», – считает Набиуллина. Ведь активный приток переселенцев обострит существующие в мегаполисах проблемы с транспортом, коммунальной и социальной сферами, жильем.
 Набиуллина также высказалась о необходимости частичной децентрализации и передачи финансовых ресурсов и полномочий на местный уровень. «У нас должна быть смешанная модель – муниципального развития с помощью федерального уровня», – уверена она.   Экспертное сообщество шокировано отношением чиновников к малым городам. За красивыми формулировками скрывается крайне неприглядная суть: государство решило снять с себя ответственность за поддержание на должном уровне жизни в малых городах. И это будет сродни социальной катастрофе, ведь уход государства предполагает, что может быть прекращено финансирование школ, больниц, полиции, коммунальных структур, транспортных объектов.
 Федеральный бюджет не потянет масштабных программ по организованному переселению жителей. В идеале сначала надо подготовить почву для будущих переселенцев – построить в мегаполисах жилые районы, провести к ним коммуникации, обеспечить людям равномерный доступ к социальным услугам, транспорту и гарантировать им рабочие места на все вкусы и с учетом всех зарплатных ожиданий. Но государство, похоже, не способно взять на себя такие неподъемные обязательства. Ведь, как показывает практика, даже обеспечение нескольких десятков тысяч ветеранов Великой Отечественной войны новыми квартирами стало для страны проблемой. Переселение жителей из упадочного Пикалева фактически провалилось. В том числе потому, что далеко не каждый житель неперспективного города готов покинуть малую родину.
 «Малые города пока умирать не собираются», – комментирует директор региональной программы Независимого института социальной политики (НИСП) Наталья Зубаревич. Сейчас пустеют не столько даже малые города, сколько сельские населенные пункты. В России, по данным НИСП, 156 тыс. сельских населенных пунктов, 10% их них вообще без населения. Еще почти четверть – на грани вымирания, так как там проживают не более 10 человек. Малые города для окружающей сельской местности – незаменимые локальные центры. Их функция – обслуживать прилегающие населенные пункты. В малых городах концентрируется та бюджетная сфера, которая позволяет хоть на каком-то уровне поддерживать для сельского населения и для жителей самих малых городов доступность здравоохранения и профессионального образования. Подавление же малых городов – это фактически синоним подавления человеческого капитала в стране, считает Зубаревич.
 В НИСП уверены: проблему неэффективных малых городов решит децентрализация финансовых потоков, но не половинчатая, а полноценная.
 Федеральный Центр стягивает на себя все те средства, которые получают регионы в качестве налогов и иных отчислений, и потом распределяет эти деньги. Нужен иной подход: бюджетные средства должны с самого начала оседать именно в регионах. Причем децентрализация должна касаться и взаимоотношений регионального уровня с муниципальным. Только так получится развивать на местах инфраструктуру и повышать конкурентоспособность городов.
 «Функция государства – обеспечивать планомерную поддержку и развитие всей страны. Если продолжить логику МЭР, то получится, что надо отказаться от поддержки двух третей населения РФ, так как это сплошные льготники и иждивенцы – замечает гендиректор группы «Развитие» Виктор Кухарский. – Если начнется массированная кампания по выдавливанию населения из малых городов (отключение инфраструктуры за долги, сворачивание социальной сферы), то масштаб негативных последствий намного превзойдет нынешние бюджетные траты и недостающие 2–3% экономического роста».
 Кухарский также добавил, что, казалось бы, чисто экономическое предложение МЭР может породить множество межэтнических, межконфессиональных и межрегиональных противоречий. Среди наиболее дотируемых регионов – этнические автономии. Вряд ли государство захочет свернуть свои функции в тех населенных пунктах, в которых удалось лишь относительно недавно взять ситуацию под контроль. Тогда правительству придется как-то объяснять населению, «почему малые города в Северо-Западном и Центральном федеральных округах ликвидируются, а в Северо-Кавказском, наоборот, поддерживаются из бюджета», говорит эксперт. Реализация предложений МЭР может обернуться развалом страны».

Статья – Анастасия Башкатова – Независимая Газета

“ … Alexei Kudrin, a longtime Putin ally forced out as finance minister in September, said he wanted to help create a liberal party to fill a void exposed by Russia’s December 4 parliamentary vote, which set off mass protests over alleged fraud.
 Billionaire Mikhail Prokhorov, a metals magnate, separately announced he would run in the March presidential vote expected to return Putin to the Kremlin after four years as prime minister.
 Both men cast themselves as potential leaders of liberal forces that have struggled to gain political representation, but analysts and opposition politicians raised questions about their motives and their independence from Putin and the Kremlin.
  Kudrin said the election had shown the “dire” need for a strong liberal alternative. “Today one can say that the demand for the creation of such a structure is so high that it will certainly begin to be created,” Kudrin, 51, said in the interview published by the financial daily Vedomosti. “The process of the consolidation of liberal and democratic forces will now go forward. I am absolutely certain of this, and I myself am ready to support this,” Kudrin said, adding that it was too early to talk about a potential leader.

MIDDLE CLASS

Putin’s plan to return to the presidency and make Medvedev prime minister, unveiled in September, deepened feelings of many Russians that the future had been decided without their input. The Duma election increased a feeling of disenfranchisement.
Prokhorov, 46, described himself as a “defender of middle-class interests“. He told a news conference he was “ready to be an integrator” of Russia’s liberal, democratically minded opposition.
Both Prokhorov and Kudrin are relatively new to electoral politics and are fresh from public breaks with the Kremlin. Kudrin had been finance minister since 2000, the year Putin was first elected president, until he was forced out in September after criticizing President Dmitry Medvedev for lavish military spending plans.
 Prokhorov, long seen as more of a playboy than a politician, briefly headed Right Cause, widely seen as a pocket party controlled by the Kremlin to win liberal support. But he quit, also in September, after a spat with Kremlin political strategist Vladislav Surkov, influential deputy head of the presidential administration.

Boris Nemtsov, a longtime Putin foe whose political party was denied registration by the Justice Ministry this year, barring it from the parliamentary vote, said he believed Prokhorov’s candidacy was engineered by the Kremlin. “This is a 100 percent Putin-inspired project,” he told Reuters.

A liberal party led by Kudrin, who rejected a Kremlin request to lead Right Cause earlier this year, could offer a way for Putin to channel discontent and reduce the threat posed by the biggest opposition protests since he came to power in 1999. “Of course the Kremlin wants to retain control and channel the energy that spilled out into the street on Saturday into a project that will be not be completely unpredictable,” said Maria Lipman, political analyst at the Carnegie Moscow Center.

 Kudrin avoided strong criticism of Putin in the interview, saying he had done a good job softening the blow from the global financial crisis on Russia, and blaming United Russia for the lack of progress in fighting corruption and other problems. But he warned that the legitimacy of the presidential election would be undermined if the authorities ignore the allegations of fraud in the parliamentary vote.
 Kudrin called for a recount “in certain polling districts and even regions” and said the Kremlin should consider dismissing the head of the Central Election Commission, Vladimir Churov, which is one of the protesters’ other demands…  ”

FULL ARTICLE - Steve Gutterman – Reuters

«Перед митингом позвонил Игнату, старому другу, предложил идти вместе на Болотную площадь. А он обиделся: «Ты что? Ты же отлично знаешь, что я всегда был за Путина. И буду за Путина». И дальше обидел уже меня: «Иди сам. Это же твоя работа, ты ведь на этом зарабатываешь». Пошел я на митинг без Игната. А после митинга встретился с ним, пили вместе кофе…
Собралось там от 25 000 (как считала полиция) до 100 000 человек (как считали организаторы). На мой взгляд, от 50 000 до 80 000 человек, которые «посылали» власть Путина чисто по-русски, а интеллигенты в пестрых норвежских шапках азартно объясняли по-английски, почему, на их взгляд, Навальный будет достойным новым президентом…
А народное доверие недавно, но кардинально сменило свою политическую ориентацию. Официальные данные из полиции, из ЦИКа или из гостелерадио россияне теперь воспринимают с кривой улыбкой убежденного атеиста, которому уже одиннадцатую зиму подряд рассказывают, что на Рождество прибудет Санта-Клаус с «Порше Кайеном» в подарок. И народ начинает в массовом порядке бегать на уличные тусовки. Раньше это считалось неприличным. Сейчас стало модно. Сейчас приезжает Ксения Собчак. И новая площадная тусовка уже совсем не обращает внимания на то, как неконструктивно там используются западные технологии…
Откуда в Москве взялось такое количество вредных молодых либералов, которые готовы мерзнуть три часа под мокрым снегом, чтобы орать антиправительственные лозунги и иронически хихикать над антипутинскими шутками? Их лепили на секретных семинарах шведского посольства из американских грантов для негосударственных организаций типа «Голоса», как утверждают подконтрольные властям газеты и телевидение? Или их родил Интернет, который стал основным инструментом всего этого движения против «кристально честных» выборов? Их привлекли чувства, которые обитают в этом самом Интернете: насмешки, сарказм, деструктивизм? Значит, опять же всему виной ироничная старуха Европа? Или, еще хуже, глобализация? …
На Болотной в субботу я видел очень много изящных девушек. Там царствовали красивые лица, без всякой косметики, с радостными глазами. А где много красоты, там всегда победа».

 Статья - Штефан Шолль – Московский Комсомолец № 25820 от 12 декабря 2011 г. Stefan Scholl Moskovskij Komsomolets

Due sono le cose: o gli europei che vivono nell’area dell’euro sono su un “Titanic” e non se ne accorgono oppure chi è al di fuori della zona della moneta unica è in preda ad un isterismo strisciante. Gli unici aspetti certi sono che il lontanissimo rischio che la situazione finanziaria continentale possa degenerare ha preso forma e i Diciassette dell’euro hanno la necessità di dover assumere con rapidità decisioni strategiche di portata epocale.
Per meglio comprendere cosa stia accadendo, tralasciando analisi di carattere economico e monetario, è opportuno soffermarsi su due momenti fondamentali: quello politico e quello culturale.
Il primo punto da evidenziare è che la costruzione europea, sorta dopo la fine della Guerra Fredda, è entrata immancabilmente in crisi in questi tesissimi mesi. Adesso i Diciassette hanno il difficile compito di edificare, in tutta fretta, l’Europa del Ventunesimo secolo, quella che – tutti noi ci auguriamo – competerà in futuro nel mondo globalizzato con altri giganti regionali.
E’ bene subito segnalare che non bisogna inventare nulla. Si sa bene quali passi compiere e quali soluzioni scegliere. Il problema è un altro: far approvare questo complesso piano di riorganizzazione da tutti i membri e metterlo in pratica in men che non si dica. In buona sostanza, se si vorrà far sopravvivere l’euro gli Stati nazionali saranno costretti a cedere – a vantaggio delle istituzioni comunitarie – ulteriori quote di sovranità, dopo quella monetaria alla Banca centrale europea nel 2002.
Il processo di unione politica, che ha segnato un passo falso con la bocciatura della Costituzione continentale (poi rimediato parzialmente con la successiva “mini -Costituzione”), è destinato a ripartire con veemenza e giocare ora un ruolo centrale. Il dubbio è se i singoli Stati dell’area euro sono pronti a questo sacrificio. Le resistenze saranno assai forti, ma l’Europa sta pericolosamente avvicinandosi ad un precipizio.
Se salta il banco tutti indistintamente ci rimetteranno e non poco. Secondo il presidente della Commissione Barroso ogni singolo Paese perderebbe il 50% del suo Pil. Come riferiscono alcuni specialisti il marco di apprezzerebbe del 40% il giorno stesso della sua riapparizione e la lira segnerebbe un meno 60%. In questo modo gran parte dell’export tedesco perderebbe competitività con spaventose ripercussioni interne. La Germania si ritroverebbe una “Cina” supertecnologica (leggasi Italia) in mezzo al Vecchio Continente, come avvenne tra il 1994 ed il 1995, quando una bottiglia di vino italiano costava nei supermercati tedeschi meno di mezzo litro di birra bavarese.
L’Europa si appresta ad affrontare contemporaneamente anche una rivoluzione culturale. Come si ricorderà la nascita dell’euro ha rappresentato il compromesso perfetto tra la Germania, che rinunciava al marco, ed il resto dei membri Ue, che temevano per la riunione tedesca. Ci volle un decennio per far quadrare il cerchio e partire con la moneta unica, che è stato soprattutto un evento politico. Dal 2002 la Bce, con sede giustamente a Francoforte, ha seguito fedelmente linee guida simili a quelle che avevano ispirato l’azione della Banca centrale tedesca per tutto il dopoguerra. Ossia lotta all’inflazione e moneta forte. Gli incubi iperinflattivi dei tempi della repubblica di Weimar rimangono ben presenti nei tedeschi di oggi. Ma ora quel tipo di scelta assai rigido non sembra più rispondere alle esigenze dei tempi.
Se si vogliono “fare gli europei” i tedeschi dovranno per necessità diventare più flessibili, mentre gli italiani più quadrati (maggiormente rispettosi delle leggi) e i francesi meno arroganti. Altrimenti il rischio è che ognuno vada per conto suo e subisca in futuro la globalizzazione dei colossi asiatici ed americani.

Giuseppe D’Amato

«Страдающий стрессом, недовольный зарплатой, душевным состоянием и средой обитания человек, не следящий за своим здоровьем. Такой портрет гражданина России можно нарисовать исходя из исследования качества жизни в 30 странах, куда наша страна попала впервые. Правда, еще хуже, чем в России, собственную жизнь описывают турки, итальянцы и японцы.
Исследование качества жизни проводилось компанией Philips и исследователями Ipsos Global Research. Эксперты опрашивали 1 тыс. респондентов в возрасте от 18 до 64 лет, живущих в разных регионах 30 стран-участниц, в марте-апреле 2011 года. В этом году в этот список впервые попала Россия. По итогам опроса был составлен “Индекс здоровья и благополучия” …
Самыми важными для россиян оказались стоимость жизни (это подчеркнули 90% респондентов), отношения с семьей и друзьями, а также собственное здоровье (по 89%). Далее в порядке убывания важности были упомянуты здоровье всех членов семьи, собственное душевное здоровье, экология и размер зарплаты. В большинстве стран-участниц опроса, к слову, стоимость жизни вообще не считают столь значимой…
Исследователи выявили, что жители России не удовлетворены в основном тем, что они считают важным. Стоимостью жизни и зарплатой довольны лишь около четверти россиян. Среда обитания (в том числе качество дорог, уровень преступности, экология, наличие и качество ближайших больниц и школ) устраивает лишь примерно пятую часть опрошенных. Кроме того, жители страны совершенно не удовлетворены собственным душевным состоянием…
Опрос выявил и пассивное отношение граждан России к здоровью. Так, рост цен на лекарства и медицинские услуги беспокоит более трех четвертей опрошенных, а врачами довольны лишь четверть из них. Но в то же время лишь 41% респондентов в принципе осознают, что их здоровье зависит от них самих…
Исследователи отмечают, что россияне страдают от недосыпа, а стрессам подвержены рекордные 86% респондентов. Однако, несмотря на неготовность следить за здоровьем, более половины граждан парадоксальным образом довольны им и рассчитывают прожить дольше своих родителей — как минимум до 70 лет. Возможно, в этом им должна помочь еще и гражданская пассивность: политика, правительство и мировые новости беспокоят менее трети россиян».

Статья – Александр Воронов – Коммерсантъ

Welcome

We are a group of long experienced European journalists and intellectuals interested in international politics and culture. We would like to exchange our opinion on new Europe and Russia.

Rossosch – Medio Don

Italiani in Russia, Ucraina, ex Urss


Our books


                  SCHOLL