History Culture


For the first time in the history of modern Russian Army Forces a training for priests and military officials has been organized. The event takes place in the southern city of Rostov-on-Don and it is attended by army chaplains, who have already started working with troops, and by military officials of the Department for relationship with religious soldiers. The main issue of the meeting is to collect requirements and recommendations for dealing with religious people in the Army.
On July 21, 2009 President Dmitry Medvedev supported the initiative of the leaders of the major Russian religious communities to recreate the institution of military clergy abolished in 1918. According to the following approved program in the Russian Army there will be 240 staff positions of priests and nine civilian positions to coordinate chaplains’ activity. Since the beginning of 2011 the Black Sea Fleet and the Russian military bases in the republics of Abkhazia, South Ossetia and Armenia have their own religious personnel.

«…В последние месяцы в мире развивались два совершенно неожиданных феномена: так называемая «арабская весна», движение масс против диктатур, и движение «возмущенных» против «дикого» капитализма. В обоих движениях молодые люди — в первых рядах: с требованиями о свободе (в Африке и на Ближнем Востоке) и о более справедливом обществе (в других местах). Те же самые высокие технологии, которые лишили их рабочих мест, помогают им связываться и организовать одновременные демонстрации протеста на пяти континентах. Об арабском восстании мы знаем много, гораздо меньше — об indignados (по испанскому названию движения, начавшемуся на площади в Мадриде). Что это, новый 1968 год? Вот вопрос, на который пока нет ответа….
 В сегодняшней России вроде бы все в порядке: модернизация уже дает результаты! В те бурные для остального мира выходные граждане в РФ отдыхали, а молодежь предпочитала тусоваться. Этому можно найти три совершенно разных объяснения: традиционное для молодых стремление к переменам уже учтено властями; в России нет таких острых проблем, как за границей; ваша молодежь совсем потеряла свои надежды. Какое из них верно — судите сами…
Возьмем теперь независимые опросы и официальные данные о России. Из всех квартир в стране только от 5 до 15 процентов можно снимать (ВЦИОМ). Вот причина высоких цен за наем. По сравнению с более развитыми странами россияне намного реже ищут работу в другом городе. Американцы переезжают в среднем 13 раз за свою жизнь, британцы — 7, россияне — 1,5. В настоящее время большинству россиян (53%) денег хватает в основном на продукты и одежду, а покупка вещей длительного пользования (например, техники) вызывает затруднения. И только 1% граждан может себе позволить дорогие покупки, такие как квартиры («Левада-центр»)….
 Если путешествовать по России, несмотря на ваши сумасшедшие цены на транспорт, то проблемы можно увидеть собственными глазами. «Мы не знаем, каким будет будущее наших внуков», — говорила мне недавно одна бабушка в Воронежской области. И это не старческое ворчание — она просто описывала провинциальную реальность: «Квартиры по ценам недоступны, на работу устроиться трудно (раньше хотя бы существовало распределение), зарплаты мизерные».
 Вечерний разговор, состоявшийся этим летом на Аллее героев в Волгограде с будущим актером Павлом, описывает иной сценарий.
  «Я единственный среди всех моих знакомых, кто уехал из этого города учиться в Питер, и стараюсь делать то, что люблю. Хочу стать актером. Другие боялись потерять то малое, что у них есть, полученное от семей. Почти все устроились продавцами в магазины или торговые центры. Получают 15–20 тысяч в месяц», — объяснил он.
 Добавим сюда другой общероссийский опрос, проведенный в прошлом году: 42% трудоспособного населения, среди них огромное количество молодых, хотят работать в госструктурах. Причина: стабильная зарплата и коррупционные «заработки». Судя по этим данным, Россия снова, как в 80-х, остановилась в развитии. В сложные 90-е молодые боролись за свое будущее, хотели устроить себе лучшую жизнь — и построили что-то новое. Хорошо или плохо, но построили. Ваши 30-летние олигархи удивили весь мир. Борис Ельцин выбрал преемником молодого и энергичного человека, а не очередного Черненко.
 А что сейчас? Каждый 5-й россиянин подумывает о том, чтобы эмигрировать, причем количество таких людей резко возрастает среди представителей среднего класса («Левада-центр»). Но кто тогда будет модернизировать Россию? Китайцы? Инопланетяне?
 «Меня просто достали!» — рассказал мне о своей ситуации 40-летний предприниматель Игорь. Он закрыл свой бизнес в Москве и открыл в Италии. «Когда в очередной раз сказали „давай бабки“, я понял, что мое терпение лопнуло и пришло время говорить им бай-бай!».
 При множестве сходств это самая серьезная разница между нашими странами. Скоро ли изменится ситуация в России? Вряд ли. Какой пример получают молодые от своих родителей, которые платят, чтобы их дети прошли через госэкзамены?
 И еще. Я не понимаю, почему ваша молодежь часто повторяет худшее, что есть на Западе, чтобы казаться модными. В 80-х годах я не помню драк на хоккейных площадках советской высшей лиги или потасовок между футбольными фанатами. А сегодня? Пример для молодых людей очень важен. Это одна из опорных точек, на которой они будут строить будущий мир…»

Статья – Джузеппе Д’Амато Московский Комсомолец № 25780 от 25 октября 2011 г.  Giuseppe D’Amato Moskovskij Komsomolets.

 Prima grandiosa, roba da raccontare ai posteri. La Russia ha aspettato per ben 6 anni l’inaugurazione del nuovo teatro Bolshoj ed adesso si gusta questo momento. Tutti i potenti del Paese slavo, ad iniziare dal presidente Medvedev, hanno assistito al “Gran galà”, trasmesso anche in diretta televisiva in mezzo mondo, visibile nella capitale su maxischermi oppure sul canale dedicato su “You Tube”. 
 L’ingresso al teatro è ad invito, ma alcuni biglietti sono stati venduti su Internet a prezzi da capogiro. Sembra che qualcuno sia arrivato a pagare fino a 50mila euro pur di non perdersi la prima e di farsi vedere tra chi conta nell’ex superpotenza.
 “Questa per noi è una festa nazionale” ha confessato l’emozionato direttore del teatro, Anatolij Iksanov, che tenta di nascondere il ricordo dei troppi guai passati. Per il restauro non si è badato a spese visto il conto finale salato presentato. Ufficialmente quasi mezzo miliardo di euro se ne sono andati nel mezzo di liti incredibili, polemiche feroci ed inchieste giudiziarie.
 Ma ne è valsa la pena, affermano gli esperti. Il Bolshoj, la cui capienza è stata ridotta da 2100 a 1740 spettatori, ha riacquistato l’acustica che aveva nel 19esimo secolo prima di alcuni lavori mal svolti in epoca sovietica. E poi del restauro non se ne poteva fare più a meno. “Quando nel 2005 il teatro è stato chiuso – ha confidato Iksakov – vi erano quasi il 70% di possibilità che l’edificio crollasse”.
 Le fondamenta sono state lentamente sostituite, un migliaio di pali in acciaio sono stati piantati per garantire maggiore stabilità. La struttura è dotata di cinque piattaforme mobili e di una profonda area per l’orchestra. Le pareti sono state ricoperte con dei fogli di pino raro, il tessuto rosso delle poltrone è speciale di produzione italiana. Tra le tante curiosità vi è il nuovo lampadario d’oro che pesa due tonnellate.
 Insomma, è stato fatto l’impossibile affinché la quadriga di Apollo, simbolo del teatro fondato nel 1776 al tempo di Caterina II, torni a galoppare. E per la prima sono stati scelti “stelle” e ballerini di prima grandezza. Tutto deve essere perfetto.
 Il programma di questi mesi di riapertura è denso di appuntamenti di richiamo dal “Boris Godunov” allo “Schiaccianoci”, al “Ruslan e Ljudmila”. La prima compagnia straniera ad esibirsi sarà quella del “la Scala”. I preziosissimi biglietti per il suo spettacolo sono ufficialmente in vendita per 300 euro, ma per essere sicuri di esserci bisognerà aggiungere molte altre banconote.

October 21st – 22nd, 2011 – Hotel della Città et della Ville, Garzanti Hall, Corso della Repubblica 117, Forlì 
In collaboration with: The Interregional Non-Governmental Organisation for the Promotion of Cultural Cooperation with EU Countries; Master MIREES; Punto Europa; Associazione Italiana degli Slavisti And with the support of: Fondazione Garzanti ONLUS – Forlì; Camera di Commercio Industria ed Artigianato della Provincia di Forlì-Cesena, Italian Ministry of Foreign Affairs.

Friday, October 21st, 9:30-13.00 
1st Session: Leading Russia to the Future

 Welcome Address
Patrick Leech, City Councillor of Forlì for Culture and International Relations
Chair Ilya Roytman, President, The Interregional Non-Governmental Organisation for Promotion of Cultural Cooperation with EU Countries, Moscow.
Speakers
Problems and Perspectives of the next Russian Presidential Elections
Oxana Gaman-Golutvina, Russian Political Science Association, Moscow
The Approaches of Putin and Medvedev towards Modernization and Russian Society’s Reaction 
Elena Shestopal, Moscow State University
Russian and EU Relations: A Common Neighborhood?
Paolo Calzini, JohnsHopkins University, Bologna Center
Ru
ssia’s Modernization, What Role does the Church Play?
Nicolai Petro, Universityof Rhode Island Kingston 
Education and Universities: Collaboration in the Humanities
Marcello Garzaniti, University of Firenze 

Discussants
Denis Alekseev, International Foundation for the Unity of Orthodox Christian Nations, Moscow
Irina Esipova, Adviser to the Minister of Energy of Russia, Moscow

Discussion

Friday, October 21st, 15.00-19.00
2nd Session: Politics and Economics under Stress

Chair
Stefano Garzonio, University of Pisa
Speakers
Actual Problems of Improving Security for the Purposes of Russia’s Economic Modernization
Sergey Sudakov, MGIMO-University, Moscow
Facing Today’s Economic Challenges: Is There Room for Sustainable Development in Russia?
Gianpaolo Caselli, Universityof Modena
The Crisis of the Euro in Relations between Europe and Russia
Hartmut Lehmann, University of Bologna 
Russia‘s Modernization: an Opportunity for Combining Western and Eastern Foreign Policy Vectors?
Tomislava Penkova, ISPI, Milano
Importing Modernization from Outside? The Place of Europe
Serena Giusti, ISPI, Milano

Discussants
Domenico Mario Nuti, University of Rome “La Sapienza”
Dmitri Golovanov, Department of Legal Support Ministry of Regional Development of the Russian Federation 

Discussion

 Saturday, October 22nd, 9.30-13.00
3rd session:  The New Claims of Culture in a Globalized World

Chair 
Speakers
Influence of Globalization on Social Human Rights in Russia
Darya Boklan, RussianAcademy for Foreign Trade, Moscow
Russia and the West in a Globalizing Perspective
Robert Craig Nation, US Army War College, Carlisle 
Modernization, Democracy and Russian-Ukraine Relations
Vladimir Paniotto, NationalUniversity of Kyiv-Mohyla Academy
EU and Russia vs. Shifting Middle Eastern Geopolitics
Albert Bininashvili, Columbia University, New York
The Afghanistan Question and the Western-Russian Reset in Relations
Dick Krickus, University of MaryWashington
The Current Situation in the Middle East: Russian and European Visions
Ilya Roytman, President, The Interregional Non-Governmental Organisation for Promotion of Cultural Cooperation with EU Countries, Moscow
Discussant
Gleb Cherkasov, Kommersant Newspaper, Russia
Discussion
Discussants and contributors 
Sara Barbieri,University of Bologna
Simona Berardi, University of Bologna
Jean Blondel, European University Institute, Florence
Liudmila Buglakova, University of Bologna
Alberto Chilosi, University of Pisa
Artūras Gailiūnas, Minister CounsellorPermanent Mission of Lithuania in Geneva
Guido Franzinetti, Universityof Eastern Piedmont
Olga Kalinkina, The Interregional Non-Governmental Organisation for Promotion of Cultural Cooperation with EU Countries, Moscow
Natalia Levykina, The Interregional Non-Governmental Organisation for Promotion of Cultural Cooperation with EU Countries, Moscow
Yulia Muzyka, The Interregional Non-Governmental Organisation for Promotion of Cultural Cooperation with EU Countries, Moscow
Mara Morini, University of Parma
Giuseppe Motta, University of Rome “La Sapienza”
Elvira Oliva, PECOB
Fernando Orlandi, CSSEO, Levico Terme
Andrea Panaccione, UNIMORE, Modena
Armando Pitassio, University of Perugia
Predrag Šimić, Universityof Belgrade
Paolo Sorbello, PECOB 

 

«Самый плохой роман, который я купил за все время, что живу в России, был на английском. Год назад в книжном магазине в Москве мой взгляд упал на обложку с пестрой картинкой: фриц смотрит из башни немецко-фашистского танка и орет. Называется книга «Wheels of Terror», по-русски «Колеса ужаса». Автор — Свен Хассель, датчанин, который, по собственному признанию, имел стойкий нордический характер и натурализировался в Германии перед войной, чтобы стать немцем и получить право служить в рядах вермахта….
 Врагов, то есть русских, много. Особенно сибиряков низкого роста, с узкими азиатскими глазами…Неприятный народ эти русские, но, слава богу, они чуть тупее, чуть медленнее и чуть слабее немцев…
 Датские журналисты, однако, пишут, что член СС Хассель «воевал» у себя дома, в Дании, в качестве помощника немецких оккупантов. Короче, простой южноскандинавский полицай…
 А пару недель назад в берлинском книжном магазине я вышел на другую военную литературу. Автомат суперпрофессионального спецназовца на обложке целился прямо в меня. Название: «Freier Fall» («Свободное падение»). Автор — некий Николай Лилин. «Это о войне в Чечне», — объяснила мне продавщица…Ну, купил я это «Свободное падение». Начал читать. И сразу же ощутил, что попал под «колеса ужаса» русского наследника датско-немецкого Хасселя.
 Точнее, под «колеса» его приднестровско-русского наследника. Ведь роман начинается с того, что военкомат в родном приднестровском городке посылает главному герою повестку: пора воевать… в Чечне. Но герой совсем не хочет в солдаты. Пытается убежать — бесполезно. Его отправляют на войну насильно — в грузовике, полном другими приднестровскими призывниками. И попадает он прямо в российские диверсанты. Из него делают снайпера — и вперед, в Ичкерию!
 После победы в бою лилинские воины пленных не берут. Вообще русские диверсанты какие-то недобрые парни. Они ругают коррумпированных политиков да генералов, а сами мочат всех с особой жестокостью. Герой Лилина по просьбе своего начальника простреливает колени молодому арабу, чтобы тот мог бить пленного сапогом по ранам. А потом ножом снимает у жертвы кожу на груди и вырезает там летучую мышь — герб диверсантов. Звери-красноармейцы Хасселя отдыхают…Похоже, что у автора очень хорошо с фантазией. И что он скорее воевал за компьютером, чем в Чечне.
 Как оказалось, писатель Лилин еще несколько лет назад уехал в Италию. Его персональный сайт — на итальянском. И говорят, что он запрещает переводить свою прозу на русский. Это понятно. Ведь в России в отличие от Италии знают, что Приднестровье — это никакой не болотистый ландшафт между Таганрогом и Томском и российских военкоматов там нет. Что в Чечне воевало куда больше чеченцев, чем арабов. Что русские бойцы не чувствовали себя и не вели там, как игроки в компьютерной стрелялке. А еще в России знают, кто такой Остап Бендер.
 Гораздо обиднее, что Европа так поглупела. Серьезные издательства в Италии и Англии продают лилинские комиксы без картинок как документальное повествование о войне, основанное на реальных событиях. А в Германии литературные критики перед ним разве что не стоят на коленях…»

Статья  – Штефан Шолль – Московский Комсомолец № 25762 от 4 октября 2011 г.   Stefan Scholl Moskovskij Komsomolets

Giornale polacco 1911 - catedra.ru

«L’hanno deturpata, sconsacrata, ridotta in una fabbrica. Ma alla fine la fede ha prevalso sull’ideologia comunista. La storia della Cattedrale dell’Immacolata Concezione di Mosca è una storia di sofferenza e redenzione. Esempio sublime di stile neogotico, la Cattedrale ha attraversato il Novecento assieme al popolo cristiano della Russia. Una storia straordinaria che è stata ricordata dall’Inviato del Papa, il cardinale Jozef Tomko, nella celebrazione per il centenario della Consacrazione.
 Una Messa celebrata con vescovi e sacerdoti russi, ma anche provenienti dalla Bielorussia, dal Kazakhistan, dalla Lituania, dalla Polonia e dagli Stati Uniti. Ecco la riflessione del porporato sull’importanza di questo centenario, raccolta da Andrei Tarasov:
“Una storia che rispecchia quella della Chiesa nell’Unione Sovietica. E’ una storia commovente di 100 anni, anche se la cattedrale non è stata usata per tutto il secolo ma solo per 50 anni. La Messa si celebrava fuori, sulle scale, anche d’inverno, per affermare visibilmente il desiderio ed il diritto dei fedeli ad averla. Queste sono cose commoventi, che riguardano la professione della fede da parte di questo popolo. Un popolo che esprime la propria fede non solo con la testa ma anche con il cuore”.
 La Cattedrale dedicata a Maria fu la prima chiesa cattolica di Mosca ad essere chiusa dai bolscevichi. Era il 1937: il parroco fu fucilato, i fedeli perseguitati. Seguì un inverno di oltre 50 anni che non riuscì però a spegnere la luce della fede in Cristo. Caduto il comunismo, i cattolici moscoviti dovettero aspettare fino al 1999 per la nuova consacrazione dell’edificio. Da allora, è tornato ad essere il cuore pulsante della comunità cattolica a Mosca. D’altro canto, il cardinale Tomko sottolinea che questo centenario non guarda solo al passato, ma è un segno di speranza per il futuro della Chiesa russa:
“Anche la giovane Chiesa russa sta crescendo. E’ importante che questa trovi espressione ed abbia le sue vocazioni”.
In questo centesimo anniversario, tornano alla memoria le parole che l’arcivescovo Tadeusz Kondrusiewicz, pronunciò commosso al momento della restituzione della Cattedrale ai suoi fedeli: “Anche a Mosca, che nel periodo sovietico è stata considerata la capitale dell’ateismo, l’ultima parola è quella di Dio”».

 Alessandro Gisotti – Radio Vaticana

 “Thousands of minority Poles on Friday protested a new law in Lithuania that they claim discriminates against them and could diminish their education by demanding greater knowledge of the Lithuanian language.
The protests outside Parliament in the capital Vilnius underscored the contentious issue of language rights in Lithuania, a subject that has been the cause of tension in its relations with Poland.
Ethnic Poles number about 200,000 of Lithuania’s 3 million citizens, mainly the result of shifting borders after World War II. Many of these Poles speak Polish at home and attend Polish-language schools.  But the law, which passed in March and took effect in July, introduces standardized Lithuanian exams for all upper-class students, which minorities believe will put them at a disadvantage vis-a-vis native speakers….
Waldemar Tomaszewski, a member of the European Parliament from Lithuania, said the government should “postpone this law until 2018 or maintain the right for students of ethnic minorities to pass exams in their native language.”
Over the past year, the language issue has led nationalist politicians in Poland and Lithuania to trade barbed criticism. Lithuania’s Polish residents are upset that they cannot spell their name in legal documents with the letter ‘w _ a prominent letter in Polish that doesn’t exist in the Lithuanian alphabet…”

 Full Article – Associated Press – Taiwan News

«Small-town Australia in the 1950s. I grew up knowing my parents came from a place called Poland. About Poland itself Iknew very little,  ignorance that remained unchanged until I was an adult.
From early on, I knew Poland was ‘‘behind the Iron Curtain’’, which  I actually conceived of as just that: one long curtain made of iron stretching right down from  Gdansk to  Trieste. (That’s a lot of curtain hooks, I know). Couldn’t get in. Couldn’t get out. Not the people; nor information about them. If I wondered at all about Poland, I came up with blanks every time. Truth is I didn’t know what I didn’t know until much later.
 Yet I’ve always had a strange sense of emptiness, of a prison without walls, of a sameness and greyness, a place of silence and stillness, of unkempt cemeteries, of places overgrown, a barren landscape locked out of time.
I’ve never lost that sense, nor sought to disconfirm it. And within a few pages of starting Berlin Syndrome, it was with me again.
Melanie Joosten’s haunting  debut novel is set in 2006 in the east of the once-divided German city.  Pretty quickly you pick up on the ambience – the peculiar character of life in an ex-Soviet satellite.
The Russians are gone. The wall is down, sold off in thousands of fragments. But a frisson of the old Iron Curtain remains…».

 Review – Ruth Wajnryb – The Sydney Morning Herald – September 24th, 2011.

«— Вы что, серьезно хотите поехать учиться в Россию? Все ведь уезжают оттуда! Так приветствовали меня в российском посольстве в Берлине минувшей зимой…В посольстве тесно и душно, и приходится объяснять какому-то невежливому чиновнику, почему я хочу учиться в России…
 Я родилась в Германии, в Берлине. Мой папа — немец, а мама — русская. Они воспитывали меня на двух языках, и мы часто ездили в Россию….Мне всегда было важно, что меня представляли не только как немку, но и как русскую. Вот почему немецкие друзья окрестили меня Russin. Но по-настоящему я ничего не знала o России…
И вот в 16 лет мне наконец-то стало стыдно…Решив заполнять пробелы в самоидентификации, я поехала в Санкт-Петербург…Все оказалось по-другому, чем я представляла. И школьная система, и жизнь подростков в России сильно отличается от Германии…
 У меня началось чуть ли не раздвоение личности, когда я на себе прочувствовала различия двух народов!… В классе меня приняли хорошо. В первый же день спросили, не хочу ли я пойти в Мариинский театр, а потом на день рождения к однокласснице, а потом в гости к друзьям, и так далее, и так далее…В Германии иностранку ни за что бы так быстро не приняли в круг друзей. Сначала чужак должен доказать, что достоин этого!..
 И вот начались мои школьные будни….»

Статья  Настя Кёлер  Московский Комсомолец № 25730 от 27 августа 2011 г. Nastia Koehler Moskovskij Komsomolets.

«…В начале осени 1991 года я с итальянским коллегой Альмерико Ди Мельё отправился писать репортаж обо всех республиках, кроме Прибалтийских, уже по-настоящему отделившихся от СССР. В течение двух с лишним месяцев мы встречались с политиками, экономистами, историками, простыми людьми. Вернулись обратно в Москву 8 декабря, как раз вовремя, чтобы из радиопередачи узнать о Беловежском соглашении.
 Текущая историография часто представляет дело так, что народы Советского Союза очень сильно хотели сбежать из империи. Тогда же мы почти повсюду лицезрели совсем иную картину, хотя и были заметны определенные националистические настроения в некоторых кругах местных элит (на Кавказе и на Украине, но никак не в Азии), а также религиозное пробуждение среди населения.
 Большой дефицит продуктов, долларизация экономики и моральное обнищание были явлениями более российскими, нежели других союзных республик. Все периферийные элиты на самом деле тогда тщательно следили за битвой за власть в Москве, чтобы определиться в своих дальнейших шагах….
Повсюду в Союзе люди были готовы без страха выражать свое мнение обо всем, высказывали самые неудобные для местной власти точки зрения и открыто демонстрировали свои эмоции. Вот чудесный результат горбачевской перестройки.  Свобода слова!
…Конечно, всех сейчас мучает вопрос: можно ли было избежать конца супердержавы? Я согласен с бывшим послом Италии в Советском Союзе Серджо Романо с тем, что «горбачевские реформы парадоксально ускорили распад. Без них можно предполагать, что СССР еще сушествовал бы с его противоречиями, с его посредственностью, с его дисбалансом между военной мощностью и маленьким гражданским прогрессом». Но изменение системы, которая давно устарела и уже не работала, стало для Михаила Сергеевича очень трудной задачей. И у него не получилось. Если бы он захотел спасти СССР, то должен был просто отдать власть Ельцину или другим республиканским президентам сразу после путча или быстро найти какое-то другое решение.
Беловежское соглашение.
Благодаря ему Ельцин, Кравчук и Шушкевич, во-первых, избавились от Горбачева и от его уже неосуществимых союзных проектов. Во-вторых, у России автоматически оказалось больше финансовых средств, чтобы поднять экономику страны. Ведь российская элита неоднократко выражала желание больше не иметь всех этих дорогих «колоний». Вкратце, инициатором процесса разделения, конечно, была Россия.
Российские политики, журналисты, историки часто дают отрицательные оценки президентству Бориса Ельцина. Он действительно допустил немало ошибок, особенно когда был болен, во время второго мандата. Но все эти люди обычно забывают, что Борис Николаевич совершил и настоящие подвиги. Самое главное — он избежал масштабной гражданской войны в голодающей стране, переполненной ядерным оружием. Ведь Россия и все постсоветское пространство рисковали тогда стать «атомной Югославией». А что в конце концов получилось? Вооруженные конфликты были ограничены и периферийны. Вот в чем его неизмеримая заслуга! Далее.
Благодаря усилиям Бориса Николаевича и международной дипломатии советское ядерное оружие сегодня хранится в безопасных местах в России, а не в молодых нестабильных странах. Представляете себе Александра Лукашенко с атомной кнопкой в руках? Какие бы у него были аргументы на газовых переговорах с Москвой!
Критики на Западе также ругают Ельцина за несовершенный демократический строй в стране. Однако итоговый результат на самом деле неплох, если учесть, что Россия прожила при коммунизме 74 года. Спустя два десятилетия, по-моему, настало время писать и другую правду, а не просто продолжать повторять старую песню об истории измененной державы.
Конечно, молодые, неопытные либеральные экономисты допустили некоторые ошибки. Никто в мире раньше не превращал закрытую семь десятилетий коммунистическую систему в рыночную капиталистическую. Но общество стало их слишком ожесточенно и несправедливо ругать. Это та же самая ситуация, когда врачей считают виновными в болезни пациента (Россия), который во время брежневского застоя просто остановил свое развитие и потом сломал себе жизнь.
В глазах многих россиян демократы стали «дерьмократами». Вот что заслужили себе эти люди! У вас в России часто бывает, что все получается наоборот. У нас же в недавнем прошлом считалось, что марксистские идеи гарантировали Европе больше социальной справедливости, а вам «подарили» ГУЛАГ.
И последнее. Как в течение последних 20 лет сильно изменилась Россия, так и постсоветские республики следовали своему независимому курсу. Там появились новые поколения с другим воспитанием и опытом, богатая элита со своими олигархами и своими интересами. В сравнении с 1991 годом картина сегодня совершенно иная. Эти люди больше не смотрят на Москву, большинство вообще никогда не были в России. Империя вместе с ее идеями давно ушла в историю. И это пора принять».

Статья  Джузеппе Д’Амато Московский Комсомолец № 25724 от 20 августа 2011 г. Giuseppe D’Amato Moskovskij Komsomolets.

Welcome

We are a group of long experienced European journalists and intellectuals interested in international politics and culture. We would like to exchange our opinion on new Europe and Russia.

Rossosch – Medio Don

Italiani in Russia, Ucraina, ex Urss


Our books


                  SCHOLL