“Damascus is the “Stalingrad” of Russian diplomacy. After years of geopolitical withdrawal, Moscow has chosen Syria as a way to revive its image of power in the world. “Not one step back” is the Kremlin’s new strategy, as it was for the Red Army along the banks of the Volga river during World War II. To be more convincing, the Kremlin has simultaneously flexed its muscles by supplying sophisticated […]


La crisi ucraina è una mina nelle relazioni est-ovest. Per alcuni Paesi – ad esempio Germania, Francia ed Italia – rischia di avere anche pesanti ripercussioni, considerando l’alto grado di sviluppo dei rapporti economici con Russia ed Ucraina. ItaliaUE2004

L’obiettivo di trovare una qualche soluzione rapida diventa col passare delle settimane e dei mesi una vera esigenza per limitare i danni. La complessità della crisi non consente l’utilizzo di percorsi semplici, ma serve un intervento globale a largo respiro e, se necessario, il coraggio di scelte non convenzionali.

* * *

Sono principalmente tre i livelli su cui agire:

1. mediazione tra Mosca e Kiev; 2. riformulazione dei rapporti bilaterali Russia-Ue; 3. ridefinizione delle relazioni Russia-Nato.

* * *

1. L’accordo per un cessate il fuoco si scontra con l’attuale necessità delle parti di giungere ad una futura trattativa da posizioni di forza. Soltanto l’invio di unità dei Paesi dell’Osce, l’Organizzazione per la Sicurezza e la Cooperazione in Europa, può evitare in Ucraina orientale un bagno di sangue. Un qualche negoziato può iniziare sulla base di concessioni, messe per iscritto, del governo centrale in materia di autonomia regionale. Ma servirà una mediazione esterna, apprezzata sia da russi che da ucraini.

Per la Crimea, sono necessari, invece, approcci non convenzionali. Altrimenti la penisola contesa si troverà stritolata dal presente conflitto.

2. La presa di coscienza della reciproca necessità e dei vantaggi incommensurabili di una collaborazione fruttifera tra Russia ed Ue è la base di partenza. Le 4 macroaree su cui sono imperniate le relazioni bilaterali sono state superate dagli eventi. Urge una più ambiziosa riformulazione dei rapporti con passi significativi, ad iniziare dall’abolizione immediata dei visti.

3. L’architettura di Pratica di Mare è entrata in crisi. Il coinvolgimento di Mosca nella questione delle difese anti-missilistiche in Europea è la chiave di volta per la sicurezza continentale.

* * *

Cosa rischia l’Italia?

Siamo davanti ad un cambiamento geostrategico, comparabile a quello avutosi nel XVI secolo.

1. Nella precedente architettura l’Italia era destinata a diventare un “hub” energetico. La costruzione del Nord Stream per il consorzio russo-tedesco, quella già avvenuta in precedenza del Blue Stream verso la Turchia e la futura del South Stream consegnava al BelPaese una posizione invidiabile.

In futuro gli approvvigionamenti dello shale gas dagli Stati Uniti, che giungeranno nei porti dell’Atlantico, allontaneranno l’Italia dalle grandi rotte dell’energia, rischiando di annacquare il valore di un “partner strategico” come la Russia.

2. Il volume degli scambi commerciali ed industriali – rivelatisi fondamentali negli ultimi anni per le medie e piccole imprese italiane – con Russia ed Ucraina rischia di ridimensionarsi.

La Presidenza semestrale italiana dell’Unione europea dal 1 luglio 2014 è un’occasione che non va assolutamente sprecata.

Giuseppe D’Amato

The leader of the Crimean Tatars Mustafa Dzhemilev received the Solidarity Prize from Polish President Bronislaw Komorowski on the day the country marks 25 years since the end of communism. komorovskiDzhemiliev

New Ukrainian President Petro Poroshenko, US secretary of State Kerry, Swedish minister of Foreign Affairs Bildt, former Polish President Lech Walesa took part at the ceremony.

Mustafa Dzhemilev was banned from entering Russian territory, including the recently annexed Crimea, after he condemned the March referendum.

On Monday evening Dzhemilev told Polish public television station TVP that the Crimean Tatars would continue to fight for their rights.

“We are not going to wage war against Russia, We have not shed anyone’s blood, We will fight for our rights with peaceful means.” he said.

Dzhemilev, like the vast majority of Crimean Tatars, was deported from his homeland in 1944, and he grew up in Uzbekistan, where he was involved in dissident activities. He returned to Crimea in 1989.

“For years, Mustafa Dzhemilev has been promoting democracy and civil rights and civil liberties in Ukraine, specifically among the Tatar community,” Foreign Minister Radoslaw Sikorski said.

“The people of Ukraine made a very good choice, I have known Petro Poroshenko for many years,” said Dzhemilev of the presidential elections of 25 May.

“He is a patriot, an honest man, even though a businessman. It is very important for me that he said that the most important matter is to free Crimea from the occupation. Without being released from the occupation, we cannot imagine how we will be able to live on,” he added.

From Polskie Radio, TVP

Mustafa Dzhemilev’s battle for Crimea Deutsche Welle

A eulogy to the life of Wojciech Jaruzelski was given by former Polish President (1995-2005) Aleksander Kwasniewski. He said about imposing martial law crackdown against the Solidarity movement in 1981 that “with sincere conviction at a moment of severe crisis the lesser of two evils: protecting us from either foreign intervention or a fraternal civil war”.

Lech Walesa, former chief of Solidarity Trade Union and then Polish president, took part at the ceremony and gave his condolences to the General’s family.

Jaruzelski, who died aged 90 on May 25th, rests in peace in Warsaw’s Pawazki Military Cemetery, the place of burial of many notable Poles.

Material from Polskie Radio and PAP

Il vento è cambiato in Ucraina. Con la scelta di un presidente, legittimato dall’investitura popolare addirittura senza il ballottaggio, il presunto vuoto di potere a Kiev è stato colmato. La Russia ha per questo, almeno parzialmente, cambiato il proprio approccio alla crisi, dopo aver ritirato le truppe dalla frontiera la settimana prima delle elezioni.

La fase – definiamola “militare regolare” -, è per il momento chiusa. Invadere “ufficialmente” il Donbass e la regione di Lugansk sarebbe un inutile suicidio politico – diplomatico. Mosca erediterebbe realtà socio-economiche difficilissime, che necessitano di rilevanti investimenti finanziari. Che ci pensi l’Europa a prendersi un tale fardello!” ItalyRussia

Il Cremlino ora mira ad incassare gli oltre due miliardi di dollari di forniture di gas non pagate dagli ucraini, che, dal canto loro, sono disposti sì a saldare il conto, ma soltanto in cambio di un futuro prezzo equo. Altrimenti Kiev si rivolgerà al Tribunale arbitrale di Stoccolma e la Gazprom sarà costretta ad aspettare i suoi soldi ancora chissà quanto.

La Russia ha adesso non poco da perdere: il vantaggio accumulato nelle settimane post deposizione di Janukovich è finito. Ecco la ragione delle timide aperture diplomatiche di queste ore. Mosca, però, non vuole mediatori occidentali tra i piedi. La ragione è semplice: gli europei hanno colpe enormi nello scoppio della crisi; i ministri degli Esteri polacco, francese e tedesco hanno garantito il 20 febbraio scorso un accordo per la sopravvivenza politica di Janukovich, sconfessato dagli eventi dopo manco una notte.

La diplomazia russa ha quindi iniziato una mini-offensiva con contatti a più livelli. Il presidente Putin ha parlato al telefono con Matteo Renzi. L’Italia avrà dal primo luglio la presidenza di turno semestrale dell’Ue. Il Cremlino si attende un aiuto dagli storici partner per uscire da questo pantano.

Giuseppe D’Amato

Россия неприкрыто вмешивается во внутренние дела Украины. Рамзан Кадыров может многое, но не все. Например, не может запретить своим бойцам рассказывать в Донецке западным журналистам, кто они такие и что они прибыли сюда защищать интересы РФ.

По-пацански это, конечно, круто, но лишает Россию политического маневра. Теперь никто в мире не поверит, что “Россия тут не причем, это местные ополченцы”. Россия таким образом становится де-факто воюющей стороной. Это плохой выбор и никудышная политика (про спонсорство международного терроризма я уж не говорю).

Тем больше будет поддержка Украины со стороны США и ЕС. Тем меньше шансов у России избежать ужесточения санкций. И даже просто эффективно лоббировать интересы Газпрома. Россия, конечно, очень крутая, она может плевать на всех. Но есть опасность, что и все теперь могут наплевать на нее.

Боюсь, ничем хорошим это не кончится. Даже если руками боевиков, не только чеченских, Донбасс будет отрезан от Украины, это не принесет России никаких бонусов. Исключительно и только проблемы, ком которых продолжит нарастать с каждым днем. Хотя и Крыма для международной изоляции вполне достаточно. EastUkraineDonbassLuganskWikipedia

Такая “пацанская” политика — когда весь мир с наглой ухмылкой держат за дураков — хороша в режиме “гоп-стоп”, но перспективе это удавка на собственной шее. Как можно этого не осознавать?

Россия должна прекратить копать себе политическую и экономическую яму и отозвать боевиков из Донбасса. Бездумное “продолжение банкета” обернется поражением страны и всех ее граждан. И не когда-то в далеком будущем, а довольно скоро.

Граждане России, возможно, удобны как объект пропаганды, и это расслабляет пропагандистов. Но россияне поймут, в каком глубоком тупике оказались, на личном опыте (растущее раздражение “новой жизнью” в Крыму — тому свидетельство), и тогда у власти возникнут серьезные проблемы внутри страны. Пример Абхазии — ну, куда уж ближе, от нее (него) до “большой России” рукой подать. И что тогда делать будем, хватит ли вежливых людей на всех недовольных? Неужели и это никому из принимающих решения не понятно?

Крымнашизмом долго сыт не будешь. В изоляции от мира “красиво” не заживешь. Ястреб только с виду благородная птица. У ястребов всегда куриные мозги. А когда народ окончательно придет в себя, будет плохо. И ястребам в том числе. Крутизна — это классно смотрится, но с нее обычно падают в пропасть.

Blog – Ayder Muzhdabaev – Айдер Муждабаев - Facebook

The EU Vote – 2014

28 May 2014
Political Group Votes MEPs
Political Group % Change+/- Total Change +/-
Epp 24.22 -8.29 221 -50
Soc 24.26 +1.58 185 -6
Oth 20.91 +7.38 113 +84
Lib 7.87 -2.42 55 -30
Grn 7.21 -0.04 47 -8
Con 4.16 -0.59 45 -11
Left 6.23 +2.1 45 +10
Efd 5.13 0.29 40 +11

Место

Кандидат

Голосов

1 Порошенко Петр 54.70 % – 9.857.308
2 Тимошенко Юлия 12.81 % – 2.310.130
3 Ляшко Олег 8.32 %  –  1.500.377
4 Гриценко Анатолий 5.48 %  –     989.029
5 Тигипко Сергей 5.23 %  –     943.350
6 Добкин Михаил 3.03 %  –     546.138
7 Рабинович Вадим 2.25 %  –     406.301
8 Богомолец Ольга 1.91 %  –     345.384
9 Симоненко Петр 1.52 %  –     272.723
10 Тягнибок Олег 1.16 %  –     210.476
11 Ярош Дмитрий 0.70 %  –     127.772
12 Гриненко Андрей 0.40 %  –       73.277
13 Коновалюк Валерий 0.38 %  –       69.569
14 Бойко Юрий 0.19 %  –       35.928
15 Маломуж Николай 0.13 %  –       23.771
16 Кузьмин Ренат 0.10 %  –       18.689
17 Куйбида Василий 0.06 %  –       12.391
18 Клименко Александр 0.05 %  –       10.545
19 Цушко Василий 0.05 %  –       10.434
20 Саранов Владимир 0.03 %  –         6.232
21 Шкиряк Зорян 0.02 %  –         5.021   – ЦИК

Dalia Grybauskaite was re-elected president of Lithuania in a runoff. She won 58% of the votes with her Social Democrat rival Zigmantas Balcytis trailing on 42%. Early results showed about 43.7 percent of the country’s 2.5 million registered voters went to the polls. Lithuanians also voted to fill 11 seats in the European Parliament.
Ms Grybauskaite thanked her supporters for granting her a second term.

“No president has been elected twice in a row in Lithuania. It will be a historic victory for all of you,” she said.
She is an economist who served as Lithuania’s finance minister and EU budget commissioner before becoming her country’s first female president in 2009.

«Сейчас, когда идеи Ходорковского осуществлены Кремлем, правда, в карикатурном виде, самое время подумать над тем, на какой исторической развилке мы стояли 11 лет назад и какую судьбу упустили

Президент Путин подписал с Китаем контракт о поставке газа, переговоры о котором велись 10 лет. Газа при этом, собственно, еще нет, и трубопровода тоже нет. Чтобы его продать, надо будет освоить Иркутское и Чаяндинское месторождения и построить газопровод «Сила Сибири». По предварительным оценкам «Газпрома», «Сила Сибири» обойдется в 30 млрд долларов, то есть в 7,5 млн долларов за км. Впрочем, предварительные оценки имеют свойство расти: нефтепровод «Бованенково—Ухта», к примеру, в итоге обошелся «Газпрому» в 18 млн долл. за км. При этом газопровод из Туркмении обошелся Китаю по 1 млн долл. за км — 6,5 млрд долл. за 6,4 тыс. км.

Но это не то, о чем я хочу писать. Я хочу напомнить своим читателям одну из причин ареста Ходорковского. Она заключалась в том, что Михаил Ходорковский в 2003-м хотел строить трубопровод «Ангарск—Дацин». Это должен был быть совмещенный нефте- и газопровод, и он должен был быть завершен к 2005 году. Общая стоимость строительства оценивалась Ходорковским в 3—5 млрд долл. Собственно, совершенно не важно, сколько бы стоил трубопровод, потому что Ходорковский хотел строить частный трубопровод на деньги ЮКОСа… »

Статья – Юлия Латынина – Новая Газета

На первый взгляд кажется, что контракт с Пекином заключен достаточно оперативно, после обострения газовых отношений России и Украины. Однако, как рассказал «МК» источник, знакомый с ходом переговоров, поставки российского газа в Поднебесную идут уже несколько лет. «В стратегическом плане для Китая российский трубопроводный газ — это важнейший внешний канал поставки. Остальные каналы, например танкерные перевозки СПГ, уязвимы в случае ухудшения политической стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. GazpromAsianPipelines

Так или иначе, в среду в Шанхае «Газпром» и китайская корпорация CNPC (ее дочернее подразделение PertroChina) подписали контракт на поставку российского газа в Китай. Речь идет о 30-летнем контракте на поставку до 38 млрд кубометров газа в год.. Россия — не единственный потенциальный экспортер «голубого топлива», о поставках с которым в последнее время договорился в Пекин. Китайские государственные корпорации владеют значительными долями в нефтегазовых компаниях Казахстана. Также поставки осуществляются из Туркмении. В декабре 2009 года заработал газопровод «Туркменистан — Узбекистан — Казахстан — Китай». Существуют и другие альтернативные варианты поставок.

У России полноценного трубопроводного соединения с Китаем пока нет. Наладить поставки можно за счет строительства нового экспортного маршрута. Проекты новых газопроводов, которые могут быть построены в течение 4-6 лет, уже существуют. Один из них — газопровод «Сила Сибири», грядущую прокладку которого Путин назвал «стройкой века» — рассчитан на максимальную мощность в 61 млрд кубометров в год. По словам главы Минэнерго России Александр Новак, этот газопровод в настоящее время считается основным потенциальным маршрутом поставок газа в Поднебесную. По мнению Владимира Путина, прогнозные доходы от реализации этого проекта станут рекордными для российской газовой монополии.

Есть еще один вариант поставок. Проектная мощность другого возможного газопровода — «Алтай» — составляет 30 млрд ежегодно, а стоимость — около $11 млрд. Впрочем, строительство этой ветки будет напрямую зависеть от сооружения «Силы Сибири». Если необходимость в строительстве «Алтая» будет подвергнута сомнению, решение о начале этого проекта будет пересмотрена.

Экономические преимущества договора с Китаем эксперты пока оценить затрудняются. Общий объем инвестиций с российской стороны для реализации контракта составит $55 млрд, с китайской — $22 млрд. Всего за 30 лет наша страна получит по этому контракту $400 млрд. Из них $25 млрд Пекин обещает предоставить «Газпрому» в качестве аванса.

В прямом пересчете на единицу объема $400 млрд за 30 лет — это около $350 за тысячу кубометров. Однако как будет меняться реальная стоимость «голубого топлива» каждый год, пока не ясно. Глава «Газпрома» Алексей Миллер утверждает, что это коммерческая тайна. Судя по всему, подписанный документ пока носит рамочный характер, а конкретный тарифный уровень будет утверждаться уже непосредственно перед началось поставок. На строительство и ввод в эксплуатацию новых газопроводов в Китай может уйти несколько лет.

Действительно, как говорит источник «МК», близкий к переговорам, пока фиксированная цена не определена. Стоимость газа привязана к цене на нефть и нефтепродукты, в этой формуле учитывается и ежегодная индексация, и инвестиционные риски, и другие тонкости переговоров.

Заключение газового договора с Китаем является прорывом в направлении развития отношений с Азией в энергетической сфере. У России появляется возможность увеличивать поставки и минимизировать затраты при экспорте на рынок, спрос на котором растет на 25% в год. Наша страна сможет развивать сопутствующие добыче «голубого топлива» отрасли, строить в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке газохимические предприятия, заводы по сжижению газа, перевалочные комплексы. Эти проекты позволяют увеличить также и количество новых рабочих мест. Под строительство, так как проекты направлены на Китай, можно будет привлекать заемные средства в китайских кредитных организациях.

Кроме того, этот контракт дает России большую возможность для маневра в переговорах с другими зарубежными покупателями газа, главным образом, с европейскими. Россия показала, что умеет договариваться о заключении важных соглашений в самые сжатые сроки. В связи с этим, подписанное с Поднебесной в соглашение, может быть использовано в качестве инструмента давления на предстоящей встрече с представителями Евросоюза, которая состоится 26 мая и где будет обсуждаться компромиссная цена российского «голубого топлива» для Украины.

Материалы от МК России

Welcome

We are a group of long experienced European journalists and intellectuals interested in international politics and culture. We would like to exchange our opinion on new Europe and Russia.

Rossosch – Medio Don

Italiani in Russia, Ucraina, ex Urss


Our books


                  SCHOLL